часть 1    |    часть 2
En
Была запрещена индивидуальная адвокатская практика, в значительной мере подорвана и искажена материальная связь между адвокатом и клиентом, адвокатура поставлена под ведомственный контроль органов юстиции. Жестокие репрессии привели к исчезновению из защитительных речей критики несправедливости социальных условий как причины преступлений, был значительно сужен объем традиционно выполнявшихся адвокатами функций. И все же поставить адвокатуру в условия прямого административного подчинения государство не смогло. Более того, адвокатура сохранилась в виде самоуправляющейся корпорации, коллегии адвокатов, учрежденные в 1922 г., самостоятельно решают все производственные, финансовые и дисциплинарные вопросы, включая прием в адвокатуру и исключение из нее. Огосударствлению адвокатуры препятствует сама природа адвокатской деятельности, заключающаяся в представительстве индивидуального интереса. Коммуносоветский тоталитарный режим заботился о том, чтобы выглядеть в глазах мирового сообщества цивилизованным, справедливым и правовым строем. Перевод адвокатов в статус государственных служащих откровенно дискредитировал бы социалистическую законность. Московским адвокатам удалось сохранить и поддержать традиции своей профессии. Демагогическая идея подчинения личных интересов общественным в адвокатуре не прошла. Участие ведущих московских адвокатов в трагифарсах сталинского правосудия 30-х гг., где они, по существу, превращались в обвинителей, — несомненно позорная, но все же быстро перевернутая страница истории отечественной адвокатуры. Связь поколений русских адвокатов не прервалась во многом благодаря социальному составу коллегий. В 1922 г. новые коллегии можно было сформировать только из так называемых буржуазных специалистов — прежних дореволюционных адвокатов. В 1932-1937 гг. более половины московских адвокатов работали еще при царе, и даже в 1939 г., после страшных сталинских чисток, число таких лиц превышало одну треть. Немало адвокатов, получивших юридическое образование до революции, практиковали и после Великой Отечественной войны, вплоть до конца 60-х — начала 70-х гг. Именно они создавали профессиональный и этический климат в Московской городской коллегии адвокатов, поддерживали дух корпоративной адвокатской солидарности, обучали молодых специалистов, передавали им традиции русской присяжной адвокатуры. О том, что традиции эти живы, всему миру напомнили московские адвокаты Софья Каллистратова, Дина Каминская, Семен Ария, Борис Золотухин своими выступлениями в защиту диссидентов-правозащитников на политических процессах 60 — 70-х гг. Демократические реформы положили начало нового этапа в жизни российской адвокатуры. Расширились функции, адвокатов. Адвокат стал полноправным участником предварительного следствия — теперь он помогает своему подзащитному с момента ареста или предъявления обвинения. Голоса адвокатов зазвучали в Конституционном суде, судах присяжных, арбитражных судах, адвокатская помощь оказывается клиентам при проведении налоговых и таможенных расследований. Восстановлен традиционный принцип материальной связи между адвокатом и клиентом: размер оплаты определяется их взаимным соглашением. Переход к рыночной экономике, нарождение предпринимательских структур настоятельно потребовали изменений в организации российской адвокатуры. Ответом на вызов времени явилось появление в рамках коллегий адвокатских коллективов — бюро (фирм, контор, агентств), организованных по западному образцу. Преимущество адвокатских бюро состоит в возможности работать сплоченными командами, комплексно обслуживать крупные коммерческие проекты, что требует специальных познаний в различных отраслях права: конституционном, международном, гражданском, хозяйственном, налоговом, таможенном и т. д. Адвокаты бюро в состоянии оказать клиентам, наряду с представительством их интересов в суде и органах управления, нетрадиционные виды правовой юридической помощи: проводить юридическую экспертизу, осуществлять разработку экономико-правового проекта, участвовать в его реализации, проводить обучение персонала коммерческих структур и общественных организаций и т. п. Адвокатские бюро в отличие от консультаций — юридические лица. Они самостоятельно планируют свою профессиональную и финансовую деятельность, нанимают персонал, определяют перечень сведений, носящий конфиденциальный характер, вправе привлекать для работы российских и иностранных адвокатов, других необходимых специалистов, могут вступать в корреспондентские отношения с зарубежными адвокатскими фирмами. Адвокатские бюро — некоммерческие организации и не преследуют цели извлечения прибыли. Адвокаты бюро оказывают бесплатную юридическую помощь в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, и несут обязанности проведения дел по назначению на предварительном следствии и в суде. Все большее число московских адвокатов создают адвокатские бюро. С принятием нового Закона об адвокатуре несомненно получит закрепление и индивидуальная адвокатская практика. Адвокатам должна быть обеспечена свобода выбора формы работы, но обязательно в рамках единой профессиональной корпорации, покоящейся на освященных многовековой традицией этических принципах и нормах.

Генри Резник




123

часть 1    |    часть 2

Copyright Адвокатское бюро, 2007.
Все права защищены. При любом использовании материалов, ссылка на источник обязательна.